Кранц и Раушен — призраки прошлого

Кранц и Раушен — призраки прошлого

Сегодня предлагаю заглянуть в пару калининградских курортов — в города Зеленоградск и Светлогорск. Этим городам повезло больше, чем Калининграду, они не были уничтожены войной, и даже пережили послевоенное время. Советскому серпу и молоту, видимо, попросту было не до них. В общем, идеологически чуждые немецкие постройки потихоньку ветшали. Что-то изредка ремонтировалось-перестраивалось, что-то разрушалось, что-то пристраивалось. Города Калининградской области — это переплетение времен, стилей и конфессий.
Дальше.

Куршская коса


Если сам Калининград еще по какому-то упущению не включен в список всмирного наследия ЮНЕСКО, то Куршская коса уже включена. И не зря. Из разговоров о достопримечательностях Калининграда, я понял, что это практически едиственное место в области, в которое рекомендуют съездить. Коса — это полуостров в форме сабли, отделяющий Куршский залив от Балтийского моря. Простирается коса от Зеленоградска в России, до Клайпеды в Литве. Российская часть полуострова приделана к материку, а у литовцев от большой земли отделена проливом, по которому корабли из моря заходят в залив. Куршская коса является не только приграничной территорией, но и национальным парком, на въезде в который стоит шлагбаум и ни то лесники, ни то пограничники, которые собирают с каждой въезжающей на территориию заповедника машины по 300 рублей и желают счастливого пути.

О косе я раньше слышал, но представлялась она мне совсем узкой полосой земли — такой, что в шторм морская волна переливается через косу в залив. На деле же оказалось, что коса широкая — от 400 метров до 3,8 километров.
Дальше.

Калининград. Конец России

Калининград. Конец России

2013-й год я начал с путешествия на Камчатку, где гордо красуется лозунг «Здесь начинается Россия». А в начале весны мне довелось побывать на западном рубеже страны – в Калининграде. В Калининграде и окрестностях я провел всего полтора дня и за это время не успел понять и полюбить город, поэтому сразу же прошу прощения у калининградцев, которые, наверняка, знают и любят свой город.
Так вот, о Калининграде я не знал ровным счетом ничего. Ну, кроме того, что местные порой называют его историческим именем «Кёнигсберг». Я себе представлял средневековый городок с ратушей на рыночной площади и вообще некий идеал, который должен был сделать Советский союз на освобожденных от фашизма территориях…
На вопрос, что интересного можно посмотреть в Калининграде, институтская одногруппница, живущая в Кёниге, ответила «Смотреть особо не чего… даже не знаю, что и посоветовать…».
Это меня насторожило. Залез в Викимапию и увидел город, состоящий из хрущевок. Ну, что же, не сдавать же билеты. Поедем знакомиться с Калининградом.
Под впечатлением от первого взгляда на город я подумал, что хорошо бы его сровнять с землей и возвести настоящий красивый город – тот самый идеал. Но, покидая Калининград, точку зрения поменял на противоположную. Ведь, дело в том, что «снести и заново построить» мы уже проходили, и вот, что в итоге получилось. Теперь я считаю, что Калининград нужно внести в список всемирного наследия ЮНЕСКО, запретить всякое глобальное строительство и переделки, и возить сюда туристов со всего мира, показывать, что может случиться с городом, который повела к светлому будущему страна советов.
Дальше.

Летаете ли вы во сне?

Я, вот, очень даже путешествую. После двух суток ожидания лётной погоды в Шарлеруа, я уже смирился с тем, что полечу домой на дорогом аэрофлоте из другого аэропорта и даже поехал в его сторону, но по дороге выяснилось, что дорогие билеты уже закончились, а остались безумно дорогие. Доехав до Брюсселя, я развернулся и помчал обратно, в уже полюбившийся мне Шарлеруа. Снег закончился, и за час до полуночи всё-таки объявили посадку на рейс. Мы взмыли над облаками, за окном было темно и пусто, я уснул. Через часа полтора самолет сел в аэропорту Бергамо. На улице было свежо и прохладно. Несколько дней подряд тут шел дождь. Не долго думая я выбежал на улицу и заскочил в первый попавшийся автобус, едущий до Милана.

Милан встретил меня огромным вокзалом, войдя в который я услышал, как полицейский захлопнул за мной дверь, и громким эхом по пустому зданию прокатился звон от вращающейся связки ключей. В панике я побежал искать другой выход, чтоб не провести тут остаток ночи. Выбежав на улицу через противоположный вход пошел вперед по широкому проспекту, вдоль которого на гранитных плитах тротуара в спальниках спали туристы. Стоп! Какие туристы без рюкзаков и посреди улицы? Да это были обычные миланские бомжи. Долго иду по дороге, вокруг нет никого, закончились даже бездомные. И тут вдруг свет — много света. И справа, и слева от меня огромные витрины, за которыми висят логотипы всех самых известных мировых модных марок одежды. В конце галереи сияющая белая стена, которая с каждым шагом становится всё ближе и выше. Стена обретает очертания, на ней появляются резные скульптуры, шпили и башни. Передо мной кафедральный собор Милана, построенный из белого мрамора. Несколько минут я стою и смотрю вверх, после чего достаю из кармана очки, надев которые наконец осознаю, что за красота у меня перед носом. Через несколько минут становится холодно, и я вынужден двигаться дальше.

Отойдя от собора, оказываюсь на Тверской улице в Москве. Хотя нет, я всё-таки в Милане. Здесь нет на улице ни души, а под ногами вместо асфальта блестящие мраморные плиты. Через некоторое время я отрываю взгляд от стоящих по сторонам «сталинок» и вижу башню кремля. Может, это всё-таки Москва? Башня с часами, стены с фирменными «московскими» зубцами. Но, опять нет, это не кремль, это замок Сфорца.

После небольшой прогулки по «Александровскому саду» я продолжаю свой путь, устремляясь куда-то вглубь города. Мимо меня проносится велосипед. Я всё-таки не один в этом мире. Всё чаще смотрю себе под ноги, любуясь на только что вымытые, наверное специально к моему приходу, гранитные и мраморные тротуары. «Боковым» зрением замечаю перед собой стену, перевожу взгляд и медленно фокусируюсь на надписи на уровне глаз «Cenacolo Vinciano». Я возле церкви Santa Maria delle Grazie. С другой стороны стены та самая, чудом уцелевшая во время войны фреска Леонардо — Тайная вечеря. А ведь у меня где-то даже есть билет на экскурсию, но из-за отмены рейсов, я немного опоздал — часов на десять…

Усталость потихоньку отбирает последние силы, я ускоряю шаг, нужно как-то выбираться из незнакомого города. Одна улица сменяется другой, третьей, четвертой. Передо мной остановка автобуса, читаю название, чтобы глянуть на нитку маршрута и понять, куда я иду. «Teatro alla Scala» — написано на табличке. Что-то знакомое… алла скала. Точно — Ла Скала! С удовольствием бы сходил, но нет времени, да и ночь же. Глаза начинают закрываться, очень хочется пить. Надо быстрее идти и, главное, не останавливаться на решетках, из которых из-под земли идет теплый воздух. Впереди слышу журчание воды. Это питьевой фонтанчик. Из него, конечно, страшно пить, мало ли что за вода из него течет, но мне всё равно, я спешу к нему, и вдруг… Вдруг, сквозь шум слышу слово «Варшава». С трудом открываю глаза и через мгновение осознаю, что я в зале регистрации аэропорта имени Караваджо в Бергамо, того самого аэропорта, куда я прилетел несколько часов назад. Пошатываясь регистрируюсь на рейс, прохожу досмотр и сажусь в самолет. Застегнув ремень безопасности я на секунду задумываюсь, был ли я в Милане, или это мне всё приснилось. Так и не успев понять, что же было на самом деле, я снова засыпаю и лечу дальше. Через полтора часа меня ждала заснеженная столица Польши.

Начало / продолжение:
Знакомство с Варшавой
Брюссель — капуста и вафли
Брюгге
Bonjour, chers amis
Летаете ли вы во сне?
Заснеженная Варшава

Bonjour, chers amis

В Европе внезапно, как в Москве в декабре, пошел снег. Все европейцы укутались в теплые пледы, уселись перед каминами и попивают глинтвейн. Я же планировал сегодня поужинать в трапезной Санта-Мария-делле-Грацие, но европейцы укутались в теплые пледы и стали распивать горячий глинтвейн у каминов вместо того, чтобы разогнать мой самолет и отправить его в Милан. Поэтому сейчас я сижу у камина, укутавшись в теплый плед в замечательном городе Шарлеруа, напоминающем рожденственскую сказку. Здесь на круглой центральной площади, покрытой чистейшим снегом, буксуют машинки тех, кто не успел добраться до теплого пледа и камина с глинтвейном. Не хватает только елки в центре площади, мигающих гирлянд и детишек на коньках.
Чистый белый снег покрыл собой и ямы в асфальте, и расшатанные плиты на тротуаре, и черных негров, просящих папироску. Все здесь, как в сказке.
Ладно, не буду вас больше утомлять, пойду налью себе еще горячего чая и отсыплю вкусных бельгийских конфеток.

Начало / продолжение:
Знакомство с Варшавой
Брюссель — капуста и вафли
Брюгге
Bonjour, chers amis
Летаете ли вы во сне?
Заснеженная Варшава

Камчатка — 2013. Часть вторая. Вулкан


О том, как кататься на лыжах, купаться в термальных бассейнах и прогуливаться к океану читайте в предыдущей части.

А здесь пойдет речь о вулкане. За тот месяц, который прошел между покупкой билетов и полетом на Камчатку, я перечитал все форумы и блоги, в которых публиковались фото и видео с Толбачика. Понять, что это, где и как, невозможно. Единственное, что было понятно, так это то, что в новостях пишут бред, и более-менее адекватную информацию можно получить только на форуме от очевидцев. Даже посмотрев на всё своими глазами, разобраться, откуда ноги растут очень сложно. Выдумывать факты я не люблю, но и совсем ничего не написать тоже не хорошо. Буду тут что-нибудь рассказывать. Те, кто в теме – поправляйте, те, кто не в теме, не верьте ни одному слову)

В общем, конечно же, в первую очередь извержение вулкана сподвигло меня на поездку на край Земли. Толбачик примечателен тем, что это не просто гора, из которой валит дым и течет лава. Это целый вулканический массив, состоящий из Острого Толбачика, Плоского Толбачика и бескрайнего поля шлаковых конусов. И, если я ничего не путаю, сейчас извергается не плоская вершина Плоского Толбачика, а шлаковый конус у его подножия, при этом не один, а несколько по очереди. Всё сложно и запутано, и если сочетание букв БТТИ вам ничего не говорит, то и не пытайтесь понять)
Дальше.